Сергей Соболев (velobos) wrote,
Сергей Соболев
velobos

"Миры Стругацких. Время учеников". 4 и 5 тома проекта.

 Важнейшее из искусств

Важнейшее из искусств — описание и цены на Яндекс.Маркете

 Возвращение в Арканар. Антология

Возвращение в Арканар. Антология — описание и цены на Яндекс.Маркете





Четвертый и пятый том антологии «Время учеников», что Андрей Чертков составил. Самый лучший текст - это ностальгическое предисловие Андрея, превосходный мемуар страниц на 35, о повестях, о кино, и прочем. На сатйе "ФантЛаб" я не кривясь и не угождая выставил предисловию максимальную оценку, десятку.
А вот повести из сборников выше троечки не заслуживают оценки.

Писателей Проекта преследуют какое-то поразительное желание написать обо всём, упомянуть реалии многих (а лучше – вообще всех) произведений АБС. Савеличев уплотнил несколько повестей «Полдня» в одну, Минаков скрестил «Обитаемый остров» с «Гадкими лебедями» и запустил туда агента, похожего на Жилина из «Хищных вещей», Налбандян крепко спеленал «Трудно быть богом» с «Далёкой Радугой», но этого оказалось мало и он приправил коктейль сталкером(!) Айзеком Бромбергом из «ВГВ».
Мощный человек Евгений Шкабарня-Богославский увязал сразу всё: "Извне", "Волны гасят ветер", "Улитку на склоне", операцию "Зеркало" и кажется упомянул Град.

С кровью тоже переборщили: Тим Скоренко по халатности убил девочку на киносъёмках любительского «Пикника». Дарья Зарубина не ограничилась одной актрисой и расстреляла с вертолётов 26 человек съёмочной группы и работников «Отеля» в придачу.
Карен Налбандян устроил резню нескольких сотен (или даже тысяч?) человек и сжёг скорчером посёлок при космодроме Мирза-Чарле. Михаил Савеличев на всякий случай смело взорвал атомную бомбу в Лесу из "Улитки на склоне". С предвкушением жду осенью шестого тома - правда, для продвижения по экспоненте писателям понадобится задействовать Чёрный разрушитель материи из арсенала Эдмонда Гамильтона. Не ждать же, право слово, антологии "Ученики Звездных кораблей", если есть повод предложить повесть в антологию по Мирам Стругацких. Которые, впрочем, пора переименовывать в «Войну по мирам Стругацких» - в значении тира.


Борец за духовность Вячеслав Рыбаков не в силах стерпеть многочисленных измывательств режиссера над старой доброй повестью (Только не Константина Лопушанского он выводит в образе кинодельца, перекастрировавшего «Гадких лебедей», а некоего иного нувориша, измываюшегося над «Стажёрами»), и в конце концов с улыбкой на лице сжигает дотла фотонным импульсом космической ракеты ненавистный астероид с капиталистами. Разве именно этому тонкому чувству мести учат книги Стругацких?

И там, и тут, и везде – стрельба и инфантильное бряцанье оружием невоевавших милитаристов. Охранникам Великой Голубой Трубы надо читать что-то сообразно менталитету, про зубы настежь, мужской клуб и прочее, зачем прионный синтез белка?
Книга приближается к кинематографу, который до того единственный изо всех видов художественного произведения отличался от других искусств невероятным тиражированием эпизодов смерти. Как верно подмечал М.Ямпольский, превращение любви в запрет снимает табу со сферы убийств.

Единственный кто не скатился в боевую фантастику, это Игорь Минаков с повестью «Прекрасный утёнок» (см. том 5). В повести этой (хотя трагическая криптоистория история мокрецов и завязана на историю оккупации немцами во второй мировой войне неназываемой центрально-европейской страны) соблюден баланс расследования и опасности, угрозы разоблачения и тайны власти, - странное дело для нашего времени! – смерть приходит единожды и действительно является трагедией.
Впрочем, в более позднем своем рассказе, этот же автор устроил шокирующую мизансцену. У него в «Балладе об инозвездном пришельце» сценарист фильма "Жук в муравейнике" прилетает на Саракш, где местные кино делают. Заходит в бутафорскую, реквизит рассматривает, увидел автомат (по виду - Калашникова?, т.4, с.166), и ДЕСЯТЬ РАЗ ПОДРЯД собрал и разобрал его. Кончал ли сценарист при щелчке затвора, не уточняется. Вот такая она, Техноромантика!


Три повести в пятом томе – про пресловутую операцию «Зеркало» 2136 года. У Шабарня-Богославского в «Аллее канадских клёнов» под этим скрывалась попытка войти в контакт с неуловимыми четвероруками трёхпалыми. У Савеличева – разбирательство с Лесом. У Налбандяна – то ли выселение нелегальных гастарбайтеров, то ли депортация народов с последующим стиранием из истории Полдня этой кровавой бойни, устроенной подручными дона Рэбы, членом Мирового Совета(!)

«Аллея канадских кленов» написана как диалог двух хорошо знающих предмет разговора друзей, причём для пущей запутанности реплики второго собеседника удалены. Повесть нацелена на истинных знатоков текстов АБС, но чтобы в ней самой разобраться, по «Аллее..» надо вернуться и как минимум пройти её снова. Но снова и снова хочется бродить по местам которые понравились, а не по месту вырубки зеленых насаждений.

«Возвращение в Арканар» Карена Налбандяна.
Там трупов – горы, просто горы: арканарские гастарбайтеры в утилизатор попихали население нескольких городков Земли.
По мысли Налбандяна (развивая Переслегинские ретрореконструкции?), развилка была в 1937 году, когда репрессии начали люди справедливые, честные: Тухачевский захватил Кремль, его немецкий товарищ фон Сект – рейхсканцелярию в Берлине. Уже в самой постановке вопроса видна ущербность позиции Налбандяна, но не одного его стоит винить в примитивности и внеисторичности мышления – простой заменой злого диктатора на доброго тирана проблему тоталитарного общества (фашисткого либо большевисткого) не решить в принципе: структура перемалывает кого угодно, машина важнее отдельных винтиков, ей всё равно из какого материала сделана та или иная незначимая деталь, жернова будут молоть.
Итак, в 1937 к власти в СССР и Третьей империи пришли добрые диктаторы-технократы. Вместо войны 1939-45 гг. – военный союз Германии и России, образование Евразийского Союза (от Атлантики до Тихого океана), из которого вырастет светлый и могучий Мир Полдня, граждане которого покорят Венеру, Марс, исследуют спутники Юпитера и кольца Сатурна, полетят к звездам и откроют телепортацию, спасут рабов на Сауле и цивилизуют варваров Арканара,.. вот только для воцарения высоконравственных идеалов в Двадцать Втором веке в веке Двадцатом, в 1939 году, всё равно непременно надо расчленить Польшу. (т.5, с.368). Э? Польша в 1930-х была рассадником тоталитарной мысли? Польша славилась националистическим шовинизмом? Польские клирики угрожали существованию естественно-научных дисциплин на планете Земля? Чем так провинилась Польша перед Налбандяном, что он отказал ей в праве существовать? Чем именно чревато существование Польши для Мира Полудня, какие именно ужасы затаились в ней?
Колониальную экспансию сменила экспансия космическая. Войны несколько десятков лет шли в Африке, Южной Америке, на Ближнем и Дальнем Востоке, В Индокитае, на Луне и Марсе – но зато, с гордостью мечтает Налбандян, не состоялась Вторая мировая война (т.5, с.369). А не ли отрезает ли по кусочку хвост от собаки Налбандян Карен? Понимает ли он что пишет? С кем именно весь ХХ век воевал национально-социалистический Евразийский Союз, родившийся из брака фашистов и интернационалистов, обеспокоенных единственной мыслью - прищучить капиталистов? С Жидо-Америкой и её ненавистным долларом? С гигиенически невоспитанными дикими племенами Черной Африки? С японцами? С пингвинами Антарктиды?

полюбопытствуйте что сейчас пишут сотрудники института военной истории МО РФ - ну просто тоже самое! - см. ссылку http://community.livejournal.com/0t_2/136722.html

Михаил Савеличев «Возлюби дальнего»
В хронологии мира АБС повесть М.Савеличева продолжает «Беспокойство» (первый вариант «Улитки на склоне», согласно которому Лес находится не на Земле, а на далекой планете Пандора), и представляет собой рассказ о загадочной операции «Зеркало» (События середины тридцатых годов XXII века, если пользоваться «Опытом историографии» Михаила Шавшина, «Краткой хронологией» Сергея Переслегина и «Полетом над гнездом лягушки» Вадима Казакова, «Историей будущего» Михаила Назаренко). Насколько мне известно, на момент написания повести, 2002г., это было уже третье или четвертое предположение о том, что же именно скрывалось под кодовым названием «Операция «Зеркало»».
В двух словах сюжет данной повести сводится к следующему:
На Пандоре обнаружено явление регенерации мертвых организмов (то есть однократное оживление трупов; второй раз не оживёшь). Несколько десятков землян, сами того не ведая, заразились этой удивительной способностью. Один погибший воскрес на Земле и долго удивлялся своим похоронам (коих, естественно, помнить не мог).
КОМКОН-2, предполагая агрессивное вмешательство гипотетических Странников, посылает сверхмощный корабль «Берсерк» для уничтожения. Уничтожения чего? Бактерий жизни? Участка непонятного Леса с болотами и неизвестной цивилизацией? Всей Пандоры, на которой сотня землян заперта на карантин? Вояки гуманны, вояки шарахнули по Лесу.
Михаил Савеличев в предисловии говорит, что попытался
«не отступать от духа Полудня – светлого, дружеского и чертовски интересного Будущего» (т.5, с.134).
Но осведомленность о будущих событиях Мира Полдня (почерпнутая, естественно, из поздних книг АБС) нет-нет да и проскочит в тексте повести «Возлюби дальнего». И какие-то мрачные получаются эти «инсайдерские озарения», не совместимые со «светлым и дружеским» Будущим, высказанные Горбовским:
«Мы учреждаем Комиссию по контролю, от которой за версту несет тайной полицией. Всякое общество, создавшее тайную полицию, неизбежно будет убивать (время от времени) ни в чем ни повинных своих граждан...» (т.5, с.165).
Кстати, именно Сикорский руководил операцией по выжиганию Леса. После этого чудовищного мероприятия трагический финал истории подкидыша Льва Абалкина уже не может шокировать общественность.
Представители этого «дружеского» человечества шарахнули бомбой по объекту, от которого не исходило никакой угрозы человечеству. Более того, совещание узкого круга лиц, посвященных в Тайну и наделенных полномочиями решать экстренные вопросы, состоялось уже после бомбежки. Имеет ли смысл говорить, что на этом коллоквиуме выдающиеся умы человечества (Комов, Сикорский, Фуками, Мбога) пришли к выводу, что «дважды смертные» совсем не опасны?
Трудно через сорок лет (после написания «Далекой Радуги» и «Беспокойства») удержаться в контекстуальном пространстве 1960-х гг. Современность давит на автора, как бы он ни старался дезавуировать ее влияние, дистанцироваться от прошлого опыта нельзя. Ибо что есть атомная бомбежка в повести М.Савеличева? Вполне адекватный раздражитель для читателя информированного, знающего о реальных, громадных катастрофах: испытаниях атомной бомбы на советских солдатах и терактах последних лет.
Лет 150 назад, чтобы высечь слезу обывателя, достаточно было, простите за банальность, стукнуть процентщицу. Теперь же и гибель инопланетного поселения кажется заурядным действом.
Энтропия совести?
Или все-таки энтропия качества?

upd: повесть Василида я почему-то пропустил и не прочитал!!! Прошу не кидаться.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →